Статьи
Друзья сайта
Сайт для тех, кто хочет бросить курить! . Рекомендуем посетить прямо сейчас!

Не отказывайте себе в комфорте дома. - это уютно, удобно и недорого!

039 042 019 009 040 005
Из истории Египта
037 040 038 029 044 021

Женские образы в Египте

TeyeВ художественном наследии Древнего Египта множество женских образов. Изображались не только богини (как в Двуречье и у греков), но и вполне земные красавицы. Груди Нофрет, супруги царевича Рахотепа, вот уже 4600 лет пленяют мужской взор.

В этой трехтысячелетней сокровищнице самое заметное место (по части красавиц) занимает, пожалуй, Восемнадцатая династия (XVI-XIV вв. до н. э.), к которой относится и Амарнская эпоха с известной на всю планету Нефертити. Хотя там были и другие — династия началась с фараона Яхмоса и его матери Яххотеи, которая наводила порядок в Верхнем Египте, когда сын гнал гиксосов из Дельты. И еще была его супруга, Яхмес-Не-фертари, нерпой среди женщин удостоенная личного заупокойного храма. До сих пор проходит по его степам — высокая и стройная, как пальма, прекрасная, как сама жизнь (хотя что такое изображение на стене? Только тень жизни…).

А еще была в той династии женщина, которая привязывала бороду и в таком виде 15 лет правила страной. Фараон Хатшепсут. Но в свободное время, без бороды — довольно миловидная. Архитектор Сенмут ее любил, говорят, имел от нее дочь.

Но, конечно, красавицы Амарны — превыше всех.

Тейе. Жена Аменхотепа III (того, чьи сфинксы на Неве). Мать Эхнатона и свекровь Нефертити.

Фараон взял ее в жены на втором году царствования и по расставался с ней всю свою долгую и счастливую эпоху (1391— 1353 гг. до н. э.). Рода она была незнатного, причем даже не из столицы (отец — храмовый служитель в Среднем Египте). Но: «Имя отца ее — Юйя, имя матери — Туйя, она жена могучего царя, у которого южная граница в Нубии, а северная — в Двуречье» (надпись на брачных скарабеях). То есть: неважно — чья она дочь, важно — чья жена.

«О моей дружбе с твоим супругом и о всех словах, которые мы с ним говорили и писали, ты знаешь как никто другой», — писал ей после смерти Аменхотепа митаннийский царь Тушратта.

то еще раз свидетельствует о большом уважении к ней со стороны современников.

Сегодня от той эпохи, — наивысшего, по мнению историков, расцвета Египта — остались лишь развалины (хотя и они впечатляют: колонны в Карнаке — 24 метра, статуи сидящего фараона — «колоссы Мемнона» — 21 метр). Совсем крохотным (и соленым) стало искусственное озеро «в 3700 локтей», вырытое в дар царице. А от самой царицы — лишь два скульптурных портрета, найденных один (из черного сланца) на Синае, другой (из черного дерева) в Файюмском оазисе.

На синайском она еще молода (лет 25). И, конечно же, красива, хотя, если присмотреться, угадывается и подбородок, который она передала сыну, и что-то негритянское в губах и скулах. Но эти смутные намеки растворяются: а) в красоте молодости, б) в интеллекте, которым так и дышит это волевое лицо с зоркими пристальными глазами. Во всей красе выступает тут тип женщины, который был так присущ XVIII династии, — верная спутница и верный друг.

Другой портрет — файюмский — известен, пожалуй, не меньше, чем изображения Нефертити. В крашеном черном дереве (высота 11 см) изображена старуха лет 60. В большом парике (который носили все правоверные египтянки), в изящных сережках. Морщины вокруг глаз замазаны, но две огромные борозды от скул к губам уже не замазать…

Но на пухлых негритянских губах легкая улыбка. А в глазах внимание и зоркость. Она словно смотрит на вас сквозь тысячелетия!

Читайте так же:
020 025 005 003 013 041 046 009
Оставить комментарий